сайт Эсперанто       страница Ю. И. Финкеля 

 на первую страницу       предыдущая статья   следующая статья 

И. Л. Финкель

7. Интересные художественные решения в творчестве Микеланджело, Шадра, Теребенёва, Хетиловой, Соами, Клодта, Монферрана, Нефёдова.

7.1. Микеланджело был одним из руководителей Флорентийского восстания, жестоко подавленного герцогом Медичи, тупым и уродливым аристократом. Микеланджело угрожал костёр. Папа Римский предложил ему спасение. Но за это Микеланджело должен был построить Капеллу Медичи, украшенную внутри скульптурами членов семейства герцога. Микеланджело очень хотелось высмеять герцога. Он согласился на предложение Папы. Восхвалять герцога своими скульптурами Микеланджело, конечно, не собирался. Надо сделать карикатуру и в то же время нельзя высмеивать герцога, т.к. костёр в таком случае был бы неминуем. Что делать?

Микеланджело сделал идеально правильные лица и усадил их в позы мыслителей. Современники, знавшие уродливость герцога, кривые лица и глупость членов семейства Медичи, сразу понимали, в чём дело.

7.2. Скульптор Иван Дмитриевич Шадр задумал изваять скульптуру «Булыжник — оружие пролетариата» (1927), при помощи одной скульптуры показать четыре разные темы (красоту духа, красоту формы, действие модели, цель).

Скульптор разделил темы в пространстве. Молодой рабочий в порыве захватившей его борьбы за дорогое ему дело революции подбирает с мостовой камни, чтобы разбить череп ненавистному врагу.

7.3. Перед скульптором Александром Ивановичем Теребенёвым (он погиб молодым) при оформлении портика Эрмитажа в Петербурге встала задача — нужно разместить и изваять 10 статуй атлантов из гранита так, чтобы атланты были могучими и слабыми, неподвижными и как бы подвижными, и несли строительную функцию. Атланты получили название по имени титана, поддерживающего, по представлению древних греков, небесный свод. По проекту атланты — мужские статуи, исполненные как несущие архитектурные детали взамен колонн, пилястр, кронштейнов. Статуи должны упорядоченно стоять в строю, классически пропорционально. Атланты всем своим видом должны показывать, что они надёжны и выглядят могучими, ведь они должны как бы держать на своих плечах громаду державы.

С другой стороны, фигуры находятся в неустойчивом равновесии. Центр тяжести у фигуры атлантов сдвинут, и если бы не прочность материала, они бы не упали.

С одной стороны, атланты должны изображать стойких непокорённых людей, а с другой стороны атланты должны изображать рабов.

Теребенёв увенчал головы атлантов венками из колосьев, обвил бёдра медвежьими шкурами. Их силуэты благородны и совершенны. Атланты несут тяжесть великую с громадным напряжением, подчёркивая, что они рабы.

Атланты понравились царю, и Теребенёв получил в подарок от царя бриллиантовый перстень за то, что скульптор выразил мощь царя. Но Теребенёв был мастер. Он в скульптуре выразил чувства. Вот этих чувств и не увидел царь. Наверное, не очень внимательно всматривался в мужские лица атлантов. Резкая складка перерезает лоб, брови сведены. Перед нами лицо человека, пытающегося понять, как лучше преодолеть силу тяжести. С одной стороны кажется, что атланты несут тяжесть играючи. Могучие мышцы вспыхнули в лёгком усилии. А с другой стороны, атланты сражаются с тяжестью, которая символизирует державу.

Теребенёв смело показал смену состояния атлантов, борьбу с властью.

7.4. Чешский скульптор Хетилова должна была изготовить в Лидице памятник, отражающий гибель детей. Тривиальное изображение не годится. Перед Хетиловой встала задача: ребёнок должен быть, чтобы было ясно, что он погиб, и не должен быть. Хетилова использовала вмятину в теле матери в виде тени ребёнка.

7.5. Венеру Таврическую откопали под Римом. Папа Римский забрал скульптуру себе. Потом передал скульптуру в Россию, как языческое божество. В скульптуре неизвестный автор применил интересное художественное решение задачи: Венера должна быть обнажённой, но это запрещалось канонами. Скульптор одел Венеру в тонкую одежду, облегающую тело. Венера как бы одета и в то же время обнажена.

7.6. И. С. Телятникову в 1942 г. поручили разработать орден Александра Невского. На ордене должен быть портрет полководца, но не сохранились портреты Александра Невского. Художник сделал Александра Невского похожим на артиста Н. Черкасова, который сыграл роль князя в известном всем фильме. Так на ордене появился портрет полководца, узнаваемого всеми.

7.6. Художник Соами (Япония) задумал из камней и песка составить такую композицию, чтобы зритель ощутил присутствие Бога. Соами создал сад камней в Киото. Обычная прямоугольная серая площадка, засыпанная крупным гравием, замкнутая невысокой земляной стеной. Над гравием возвышается несколько камней. Люди ощущают, что происходит какое-то обволакивающее душу успокоение. Одни считают, что сад камней символизирует идею Бога, выраженную через камни и песок: Природа — Бог и всё в ней части Бога. Другие, созерцая сад камней внутренним взором, воображают океан и мирные острова с высокими горами и зелёными долинами. Третьи воображают, что смотрят на лицо с высоты. Старинная зелёная стена на заднем плане играет в нашем созерцании особую роль. Завораживающий эффект сада камней подчёркивается красотой, которую придаёт зелёной стене время.

7.7. Перед скульптором Монферраном (ум. в 1858 г.), автором Исаакиевского собора, Александрийского столпа, установленного в честь победы над Бонапартом, встала проблема. Александр II пригласил к себе Монферрана и обратился к нему:

— Август Августович, ты поставил Александрийский столп. Теперь поставь памятник батюшке — он того достоин. Великого Петра, пращура нашего, дела продолжатель.

Нужно было выполнить приказ императора Александра II и поставить памятник Николаю I, который застрелился. И поставить нужно было позади Исаакия и Петра I (автор Фальконе).

Зная о том, что Николай I был тираном, да и трудно было отметить великие дела его, подчёркивающие преемственность Петра I, Монферран пытался отказаться, но император был неумолим и настаивал, чтобы памятник был красивым.

Если Фальконе в работе над памятником Петру I имел большую идею, то Монферран не имел идеи и затруднялся найти форму памятника Николаю I. Монферран привлёк к работе ряд известных скульпторов, в том числе Рамазанова, Клодта и других. В процессе обсуждения формулы памятника возникла мысль посадить модель на коня (у императора была любимая кобыла Флора). Монферран предложил изобразить приготовившуюся к скачку лошадь и посадить на неё модель не императора, а конногвардейца в парадной форме в каске с двуглавым орлом. На высоте психология не работает, её не увидеть в модели императора. Поэтому Монферран предложил убрать фигуру императора из композиции памятника, но нужно было показать, что памятник всё-таки Николаю I. Решено было на десятиметровом постаменте отметить главные государственные деяния царя Николая I. Решили к числу великих дел отнести: награждение в 1832 г. орденом М. М. Сперанского за издание Полного собрания законов Российской империи и другие деяния.

Громадный Исаакий весь белый с многочисленной скульптурой на нём чёрного цвета. Позади Исаакия с ледяной глыбы скользит на хвосте своего чёрного коня Пётр I (Медный Всадник), протягивая чёрную руку к белой Неве. Позади Петра I памятник Николаю I, почившему в бозе императору. Чёрный конногвардеец на прекрасном чёрном коне по силуэту своему время становится другим. Откуда не посмотришь, памятник — образец красоты. Конную статую изготовил Клодт.

7.8. Пётр Карлович Клодт фон Юргансбург (1805–1867) сам лепил и отливал в бронзе свои творения.

Когда скульптор имеет дело с глиной или мрамором, он творит в самом процессе создания вещи. Микеланджело стремился извлечь пользу из прожилок и трещин в глыбе мрамора, которую он получал для изваяния. Он обращал эти изъяны материала в дополнительный источник красоты. Микеланджело передавал смену поз, показывал то положение, какое будет, показывал положение руки одно, а складки одежды такие, какие будут при последующих движениях.

Отливка — это специфический и сложный технологический процесс.

Клодту приходилось решать много творческих задач. Отлитая из бронзы скульптура полая, но мы воспринимаем её всей массой. И чем крупнее фигура, тем тяжелее она нам кажется. На самом же деле слой бронзы достаточно тонок, и благодаря этому в отливке передаются все мельчайшие подробности лепки, складки на шее лошади, вздувшиеся от напряжения вены, трепет лошадиных ноздрей, но при этом масса остаётся всё же весом, и для того, чтобы металл не деформировался, большие, сложной конфигурации скульптуры изнутри укрепляются металлическим каркасом. И тут возникает новое противоречие: продолжить каркас вглубь постамента от ног лошади к фундаменту (пустить тяжи), но это утяжелит скульптуру. Как быть? Возникла мысль: сместить вес фигуры к тяжам, к двум имеющимся точкам опоры. Для этого в круп надо насыпать несколько пудов картечи. А теперь — контршаги: обойтись вовсе без каркаса, но противовесом всей остальной массе дать цельнолитой, может быть даже чугунный хвост. Это решение изящное, рискованное. Но Клодт пошёл на это, и все его кони являются шедевром. Работы Клодта широко известны. Это скульптурная группа Аничкова моста. «Укротитель коней», четвёрка коней, несущихся вскачь, увлекая за собой колесницу, украшают величественную колоннаду портика Большого театра в Москве. Кони отлиты из красной меди. Это квадрига Аполлона — древнего греческого бога искусств. Клодт отлил памятники Державину в Казани, музу истории Клио в памятнике Н. М. Карамзину в Симбирске, поставил Александрийский столп и другие.

7.9. Степан Дмитриевич Нефёдов (псевдоним Эрьзя, по имени народа, представителем которого он был) при изготовлении портрета-памятника Л. Н. Толстого решил противоречие: Л. Н. Толстой должен быть могучим и бесконечным.

При создании портрета-памятника Микеланджело он разрешил противоречие: Микеланджело должен быть живым и мудрым. Нефёдов показал мучительное раздумье на исполосованном морщинами лице старика, неукротимое желание понять смысл всего сущего. Так получился шедевр. Памятник .Микеланджело — лучшее скульптурное изображение гения.

В скульптурах Толстого и Микеланджело ощущается трепет, беспокойство творца, пульс мысли. Это психологические портреты.

7.10 Древние историки причисляли Александрийский маяк (Фарос) к семи чудесам света. Всемогущий царь Птоломей, повелевший воздвигнуть эту башню, позаботился, чтобы последующие поколения не забыли об этом. На мраморе фантастически прекрасного сооружения была высечена надпись: «Царь Птоломей — богам-спасителям ради плавающих и путешествующих».

Но о том, кто был зодчим, строителем маяка, не осталось никаких сведений. Тайну выдало время. Когда волны моря, гложущие берега, смыли с основания башни мрамор, а вместе с ним повсеместно известную «заявку» Птоломея на вечную славу, тогда выяснилось, что на застывшей извести высечена другая надпись: «Сострат из Кипра, сын Дексиплиона — богам-спасителям ради плавающих и путешествующих».

Эта история — а она типична для всех времён — не нуждается в толкованиях. Тайный сговор между морскими волнами и человеческим гением, гораздо старше спора между царями и мраморной пылью, способен помешать самодержавным выходкам царей. (Литературный ежегодник N 2, 1986, с. 303, Заметки писателя Арона Вергелиса).



 на первую страницу       предыдущая статья   следующая статья 

Hosted by uCoz